Реклама

  •  

    5. Избавьте ребенка от страха, от ложного стыда, от необходимости изворачиваться и лгать

     

    Неслучайно психологи говорят об эмоции страха как угрожающей для нормального развития ребенка.

    Если ребенок знает, что его встретят дома недовольным взглядом, упреком, вздохом, он чувствует себя скованно. Скованность нарастает по мере приближения к дому. Переступил порог. Движения точно при замедленной съемке: вешает пальто (так бы и прилип к стене и не отлипал бы!), медленно опускает руки, снимает ботинки. А спиной чувствует вопрос: «Что получил?» И ведь давно уже догадались, что ничего хорошего не получил, в глаза стыдно смотреть, потому и уткнулся носом в стену. Но все равно спрашивают… Неужели не понимают, что он ничего, кроме тройки, не может принести из школы? Откуда же взяться хорошим отметкам, если все так беспросветно запущено. Если те же густые потемки незнания и неумения осилить предмет как паралич сковали волю, способность соображать.

    Попытайтесь войти в положение ребенка. Поставьте себя на его место. Представьте себе создавшуюся ситуацию.

    – Иди к доске, Зверев, – говорит ему учитель, – решай задачу.

    – Я не могу.

    – Садись, два.

    И стыдно ему двигаться по классу. Торчат огромные руки. Рост – 1 м 70 см. А задачку не смог решить. А пигалица Верка, на год младше, выскочила к доске и мелком по доске стук-стук и все решила. «Садись, пять». А он, Зверев, весь в испарине: хоть бы звонок скорее!

    А домой приходит: «Что получил?» Мать кричит. И даже замахивается на сына. Отец вроде бы жалеет, но это еще хуже. У отца давление сразу подскакивает, как только сын двойку домой приносит. Вот какая история.

    И вдруг однажды атмосфера изменилась. «С этого дня со старым покончено, – заявил отец. – Начнем заниматься математикой с шестого класса. Ты только не стесняйся, говори, где и что тебе непонятно…» И пошли занятия. Ожил Зверев. И перестал замечать рост свой – на полголовы выше отца, – легкость в движениях появилась. Улыбка на лице. И никто не спрашивал больше, что получил, а только занимались: знали, что настанет день, когда мальчик придет домой и скажет: «По геометрии – четыре».

    Так оно и было.

    – Следует, однако, иметь в виду, что ваши занятия в дальнейшем могут пойти во вред, а не на пользу.

    – Есть такая опасность. Я ее однажды почувствовал, – рассказывает Борис Иванович Зверев. – Сначала я просто решал задачки, а сын набело переписывал в тетрадку. И появилась у него привычка самому не думать. Я сижу, решаю, а он ждет. Э, думаю, не годится, а ну, возьми-ка, сам решай. Изменили мы с ним метод: он решает, а я ему только изредка подсказываю да объясняю, чего он не знает.

    Правильно сделал Борис Иванович, что изменил метод работы с сыном. Только собственным усилием ребенок может прийти к подлинному знанию, к развитию своих умственных способностей, к повышению своего статуса в коллективе школы, семьи.

    Если ваш ребенок пропустил занятие – был в поликлинике, проспал, занят был по хозяйству и т. д. – сделайте все, чтобы он выполнил заданное на дом. У вас может быть с ним такой разговор:

    – Ты узнал задание?

    – А никто не знает.

    – Как это никто?

    – Я у Юрки спрашивал, он забыл записать. А Петьки дома нет.

    Постарайтесь сорвать этот тактический план. Заставьте узнать, что было задано, сядьте рядом. Пусть у ребенка сложится твердое мнение, что пропустить или не выучить урок, не сделать домашнее задание – это самый большой проступок, какой только может быть в его школьных делах.

    Сейчас родители уже все больше стали понимать, что семья в такой же мере ответственна за развитие ребенка, как и школа. Что общность усилий как раз и состоит в том, чтобы в разных условиях, разными средствами создавать общую единую основу для саморазвития, самораскрытия возможностей детей.

    Я чаще встречаю родителей, которые не просто интересуются педагогикой, как они интересуются, скажем, садом, охотой, спортом, но и стремятся к своеобразному педагогическому творчеству. Московский слесарь Петр Иванович Панов (незрячий от рождения) развил музыкальные способности своего шестилетнего сына Алеши (у него примерно три процента зрения) до такой степени, что музыкальный звук стал для малыша средством общения. Мальчик с увлечением исполняет сложные классические произведения, находит в музыке радость восприятия мира. Петра Ивановича интересовали методы воспитания. Все то лучшее, что было в его собственном детстве, он воспроизводит в своих отношениях с сыном. И всячески избегает повторения у ребенка тех отрицательных эмоций, от которых страдал в свое время он сам. Его требовательность к сыну очень высокая. Требовательность, в основании которой лежат терпение, чуткость, уважение к личности человека, к его достоинству.

     



  • На главную
     
    [© 2015 Как избавиться от ложной импотенции