Реклама

  •  

    И в Россию привезли!

     

    Мы не будем сейчас останавливаться на причинах того, что именно антисемитизм стал знаменем национал-патриотического движения. Достаточно заметить, что такой пещерный национализм не только не совместим с коммунизмом и левыми идеями, но является более реакционным, чем буржуазная демократия. По Харчикову Ельцин, Кравчук, Шушкевич виноваты не в том, что являлись вождями контрреволюции, а в том, что они евреи или иудеи. С такой же националистической позиции рассматривает Харчиков и нынешнее положение трудящихся в России:

    Сок из него сосёт мэр -

    мародеров команда,

    И набивает мошну

    злая сионская банда.

    Вот если бы банда была не «сионская», а «истинно русская», то Харчиков, вероятно, успокоился бы. Становится даже жаль человека, который вместо того чтобы бороться с бандой как с бандой, начинает измерять форму черепов, носа и длину мочек ушей у членов этой банды. Для простого человека это непонятно, иррационально, а для национал-патриотической тусовки в порядке вещей. А. Харчиков пытается дать совет каким быть настоящему коммунисту:

    Настоящий коммунист не масон,

    не сионист,

    Не наёмник межвалютного фонда,

    Не послушник и слуга

    Кремль занявшего врага,

    Не предателя похабная морда.

    Настоящие сыны нашей Родине верны

    Навсегда и в убеждениях тверды!

    По Харчикову, настоящий коммунист - «не масон, не сионист», но зато русский националист и антисемит. К сожалению, это необоснованное мнение Харчикова все еще разделяют многие в левом движении. Но самое отвратительное в Харчикове это даже не средневековые взгляды, а безграничная пошлость и бездарность его песен. Оцените, например, такую рифму:

    Ты станешь великим, великий народ,

    И слава твоя возродится,

    Когда к тебе русский диктатор придёт,

    Когда новый Сталин родится!

    Достойно поэта Незнайки. Только Незнайка был комическим персонажем из детской книжки, а Харчиков абсолютно реальный, до невозможности материальный персонаж трагикомедии под названием патриотическая политика. А вот еще характерные образцы «творчества». Тут даже не знаешь - плакать или смеяться:

    Сдохла Раиска, Раиска сдохла,

    Сдохла Раиска, Раиска сдохла,

    Раиска сдохла, сдохла Раиска,

    Но жив ещё Меченый Мишка!

    Развратила девочку реклама

    Сникерсами, пивом и жратвой,

    Дьяволами шоу-секс-экрана,

    Неолиберальной блудовнёй!

    Ну кто осмелится назвать это творчеством? Даже полностью сгнивший и разложившийся капитализм способен с несравненно большим успехом имитировать искусство. Неужели народное антикапиталистическое движение не способно дать действительное, подлинное творчество? Думаю, что способно. И ростки нового искусства уже появляются, но, как правило, вне структур официальной оппозиции, где-то в стороне. И так будет продолжаться и дальше, пока на месте национал-патриотического парламентского монстра не появится живое, революционное рабочее движение. Официальная же оппозиция имеет такое искусство, какого заслуживает, о чем красноречиво свидетельствует посвящение одной из песен А. Харчикова «Председателю КПРФ и НПСР Геннадию Андреевичу Зюганову»:

    Ещё немного и умрёт Россия,

    И никогда над миром (никогда!)

    Не воссияет в красоте и силе

    Звезда НАДЕЖДЫ - Русская Звезда!

    На ладан дышит русская свобода.

    Народ в оковах рыночной орды.

    КПРФ, стань ЗНАМЕНЕМ НАРОДА!

    НПСР, сомкни свои ряды! А. Шапинов

    Кто же такой А. А. Харчиков

    «Преступнее еврейского фашизма, кровавее, чем он, в природе нет! В нём - злоба войн, в нём - ненависть расизма, в нём - раковые корни русских бед!» («Клеветникам России») - заявляет Харчиков.

    Харчиков воспевает кровавую авантюру ельцинского режима в Чеченской Республике Ичкерия. Обращаясь к чеченцам от имени российской армии, он утверждает, что «. Малою ратью мы прошли по крутому пути, чтоб заблудших принять вас в объятья и кровавую клику смести!» («Послание в Чечню»). В заключение песни он подчёркивает: «И глядит в нас с тоской и надеждой неделимая наша страна. ».

    Харчиков с ностальгией вспоминает завоевание Чечни царским режимом. Он живописует сражение «с двенадцатитысячным скопищем вайнахской злобной орды». с «чеченским сбродом». когда русские солдаты проявили верноподданническую готовность умереть «за веру. и царя!» («Слушайте, братие»). «Вот как воевали наши, вот надо как воевать!» - заключает Харчиков.

    Отдельную песню он посвятил сексуальным меньшинствам: «Транс-би-сексуалам не волю надо давать и не жалеть гоморро-содомскую мразь, а к суду привлекать и под ноготь брать. Пора бы уже и силу употребить. Скрутить лесбийско-педерастический сброд, В яме выгребной навсегда утопить - навек от скверны очистить народ!» («Голубой» мрази»). В другой песне Харчиков поясняет: «Я ненавижу педерастов, я ненавижу лесбиянок. Я ненавижу трансвеститов, я ненавижу наркоманов. О, как я их ненавижу, я их всех ненавижу» («Я их ненавижу!»).

    О чём мечтает Харчиков? О рабочей революции? О, нет! Он - имперец («Пусть гордо реет над нами Российский имперский стяг» ), панславист («Братья-славяне, смуте назло сложим свои усилья» («Братья-славяне»)), клерикал («Над православием меч занесён, но синедриону над Русью не стать» («Ода Империи!»)), милитарист («Дух наш имперский воспрянет-взорвёт топь мирового болота, мотопехота долы пройдёт, высь покорят самолёты. И натиск могучих полков ничто уже не остановит» («Ода Империи!»)). Короче, русский фашист. О. Торбасов

    Ярость духа

    Русский бард

    Определить феномен Александра Харчикова далеко не просто. Для многих он - певец красной идеи, советский патриот, песня которого «Моя Родина - Советский Союз» стала поистине гимном сопротивления так называемому демократическому режиму. Его песни звучат на всех коммунистических митингах и демонстрациях по выражению одного из партийных лидеров, как «главное идеологическое оружие КПРФ». Вместе с тем патриотическая оппозиция другого толка, представленная православно-монархическими кругами, также считает А. Харчикова своим, издавая его песни в сборниках патриотических песен.

    Творчество Александра Анатольевича Харчикова уже вошло в русскую культуру, и его значение со временем будет только возрастать.

    Он создал стихи, которые находятся на уровне лучших образцов русской поэзии и, несомненно, войдут в ее золотой фонд. Вслушаемся в ритмы строк, через которые проявляется магия поэтических образов:

    О, Родина - мой горестный мотив!

    Мой тяжкий крест,

    мой Ангел Поднебесный!

    Тебе одной ни в чем не изменив,

    Я и за гробом для Тебя воскресну!

    Я вновь пришел к тебе, любовь моя,

    В осенних полутемных сновидениях,

    И, прошлый образ в памяти храня,

    Застыл перед тобою на коленях.

    Трибун

    Я же буду, пока есть песни,

    С гордо поднятой головой

    Духом - русских, волей - железных

    Будоражить и звать на бой!

    Поэзия А. Харчикова неотделима от политики, что придает ей особое звучание. Зададимся вопросом: может ли настоящий поэт в эпоху тотального кризиса быть вне политики? О чем он будет говорить с читателем? О цветиках-лютиках, былой любви и поручике Голицыне? Выдающийся поэт Александр Блок, которому также выпала судьба посетить «сей мир в его минуты роковые», записал в своем дневнике 28 марта 1919 г. «Быть вне политики? С какой же стати? Это значит бояться политики, прятаться от нее, замыкаться в эстетизме и индивидуализме. Нет, мы не можем быть, «вне политики», потому что мы предадим этим музыку, которую можно услышать только тогда, когда мы перестанем прятаться от чего бы то ни было». Он был убежден в том, что отстранение от политики ведет к «антимузыкальности» и «неполнозвучности» творчества поэта. В этом плане А. Харчиков вполне музыкален и вполне полнозвучен. Недаром в его творчестве текст и музыка слиты воедино. Ритмико-интонационная напряженность стихов выражает музыку борьбы и сопротивления, музыку мужества и силы духа в критические моменты бытия, а их песенное воплощение вносит смысл на образно-символическом уровне.

    Каждая историческая эпоха, отражаясь и выражаясь в духовной жизни общества, порождает свои песни. Годы, прошедшие с начала перестройки, в полном смысле слова составили эпоху - эпоху разрушения, породившую особый жанр - политические песни сопротивления, целью которых является достучаться до сердец слушателей, пробудить в них гражданственность и патриотизм.

    Только у него мы найдем полную летопись всех основных событий нашей жизни, начиная с развала Советского Союза и по сегодняшний день. И расстрел Верховного Совета, и война в Чечне, и война против Югославии и Ирака, и гибель атомной подводной лодки «Курск», и суд над полковником Ю. Будановым, и многое другое прошло через его сердце и воплотилось в песнях, по которым можно изучать историю страны в постперестроечный период. Только у него преданы анафеме главные разрушители страны. В своих остросатирических песнях он «увековечил» в истории Б. Ельцина, А. Собчака, Г. Старовойтову, А. Лебедя и иже с ними, имя которым - легион. Только у него присутствует столь потрясающая откровенность, открытость, обращенность к людям - дар в общем-то уникальный. То, о чем поёт

    А. Харчиков, другие просто не решаются высказать вслух. Бескомпромиссность - одна из главных черт личности поэта, которая выражается в его творчестве.

    Его поэзия - это поэзия поэта-трибуна, предназначение которого воспевать и клеймить, взывать и призывать, воздействуя прежде всего на чувства людей, формируя у них общий эмоциональный настрой, единый порыв. Многие песни-стихи А. Харчикова представляют собой, по определению самого поэта, «пламенный лозунг-призыв». Лозунги должны быть ясными, четкими, страстными: «Путин, ответь!», «Будь русским!», «Готовьте списки!», «Даешь референдум!», «Лукашенко, приди в Россию!» и т. д. В его песнях аккумулирована энергия ненависти и гнева, любви и надежды, и они обращены к людям, которые не желают и не могут быть «послушным скотским стадом».

    Александр Харчиков в первую очередь, конечно, поэт и певец площадей. Пока он - единственный, кто может, передавая свои чувства, вливая их в слушателей, оказывать мощнейшее воздействие на массы.

    Можно ли представить Москву 9 мая, в великий День Победы, шествие от Белорусского вокзала к площади Дзержинского, без песен А. Харчикова?

    Отовсюду из динамиков раздается мощный голос, льются чеканные слова:

    Нам Сталин - Отец, нам Родина - Мать,

    Сестра и подруга - Советская власть,

    В заступниках - Сергий,

    В сподвижницах - Русь,

    Соратник - Советский Союз!

    Или в другие дни, дни годовщины октябрьского (3-4 октября) Восстания. Ежегодно, 4 октября, в годовщину расстрела защитников Дома Советов, на митингах памяти и протеста, организуемых МГК КПРФ и Комитетом памяти жертв трагических событий в сентябре-октябре 1993 г. мужественно и скорбно звучат песни А. Харчикова, посвященные «безжалостной, горькой, святой, немеркнущей памяти Октября». Их слушают оставшиеся в живых защитники Белого дома, и по их лицам, постаревшим, но с просветленными взглядами, обращенными к великим и трагическим дням октября 1993 г. текут слезы, святые слезы. Их слушает молодежь, и нацболы дружно скандируют: «Россия, помни своих героев!»

    Господь Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых, у Бога все живы, и через песни А. Харчикова к нам обращаются погибшие, но живые герои октября 1993 г.

    И только в памяти живых,

    В дыму кровавого пожарища

    Мы будем ждать и звать своих:

    «Скорей откликнитесь, товарищи!»

    Есть преступления, для которых нет срока давности, и к таким преступлениям относится расстрел Верховного Совета. Сколько бы ни прошло лет, пепел расстрелянных и сожженных защитников Верховного Совета стучится в сердца, не давая предать забвению их высокий жертвенный подвиг:

    Не забывай, Россия, никогда

    Замученных, казненных, непреклонных

    Детей своих, на гибель обреченных,

    В кровавый понедельник Октября!

    Высокие деяния порождают высокие чувства, которые выражаются в поэзии. При самой буйной фантазии нельзя и вообразить хоть одно стихотворение, воспевающее зверства ОМОНА или продавшихся за деньги и прописку в Москве танкистов, расстрелявших Белый Дом и получивших в насмешку звания «героев» России. Хоть одна песня, хоть одно стихотворение могут быть сложены в честь их, не имеющих чести? Ответ очевиден.

    Героика борьбы и сопротивления защитников Верховного Совета воспета во многих замечательных стихах и песнях, но лучше, чем А. Харчиков, наверное, трудно сказать:

    Россия-Матушка! Не забывай, родная,

    Как в черный понедельник Октября

    Под знаменем советским умирая,

    Величьем духа смерть превозмогая,

    Твои сыны не выдали Тебя!

    Прямо и честно А. Харчиков заявляет о своей патриотической позиции:

    С красной идеей, с русским вождем

    Мы и себя, и страну спасем.

    Два слова: «красная идея». а сразу всплывает целый ряд ассоциаций. Красная идея ведь не только коммунистическая идея, но и киевский князь Владимир - Красное солнышко, креститель Руси, и такие святые знамена, как красный стяг со Спасом и Красное знамя с серпом и молотом, и красный цвет на Пасху Христову как символ жизни. «Русский вождь» олицетворяет и древних князей, защитников Русской Земли, и грозного царя Иоанна, и вождя народов Советского Союза И. В. Сталина, и будущего вождя Третьего Рима.

    Патриот

    О России песни пою я,

    О стране, что была и есть.

    Понять творчество А. Харчикова во всем его объеме можно только через понимание того служения, к которому он призван, а это есть служение России.

    Жил-был в общем-то обычный советский человек со своими радостями и печалями. Служил на флоте, принимал участие в боевых действиях в Египте, где был ранен, окончил институт, работал на заводе на различных инженерных должностях. Влюблялся, писал юношеские стихи, женился, растил детей. Ничего особо примечательного в биографии не было. И вдруг великая трагедия XX в. - крушение Советского Союза - пробуждает в инженере поэта-бунтаря, чей творческий дар с каждым годом становится все мощнее, а стихи и песни все полнозвучнее. Знаменитый старец Глинской пустыни Порфирий в свое время пророчествовал: «Со временем падет вера в России. Блеск земной славы ослепит разум. Слова Истины будут в поношении, но за веру восстанут из народа неизвестные миру и восстановят попранное». Эти слова можно отнести к А. Харчикову, который, дотоле неизвестный миру, восстал и восстанавливает попранные русские и советские святыни. Он призван свыше, и через его, казалось бы, сугубо индивидуальные переживания, выражается общее мироощущение катастрофичности сегодняшнего дня, сопряженное с историей России в ее прошлом и грядущем:

    Тоска сегодняшней

    с ума сошедшей жизни,

    Не зная отдыха, в душе моей гудит,

    Беда униженной,

    растерзанной отчизны,

    В меня без устали

    пронзительно глядит.

    Через творчество А. Харчикова выговаривается историческое бытие России, слышится голос наших предков в трагические дни разрушения того, что было создано трудом и завоевано кровью многих поколений, выговаривается боль сегодняшнего дня, дается мощный импульс к сопротивлению силам зла, «духам злобы поднебесным». В нем действует, говоря словами И. Ильина, «сила поющего сердца». В Библии сказано: «Бог же зрит на сердце» (1. Цар. 16,7) - каков ты в сердце, таков и пред лицем Господнем. У А. Харчикова чистое русское сердце, жертвенное сердце. Он сжигает себя и поэтому столь сильно его воздействие на слушателей, но для этого у них тоже должно быть сердце.

    Многие поэты писали о России, пытаясь понять смысл ее исторического бытия. Русская поэзия, как и русская философия, историософична, поднимаясь от быта к бытию. И вспоминаются хрестоматийные тютчевские строки:

    Эти бедные селенья,

    Эта скудная природа -

    Край родной долготерпенья,

    Край ты русского народа!

    Русские поэты чувствовали, что все подлинное бытие России совершалось как бы на глубине, недоступной поверхностному взгляду, и только в поэтических интуициях за зримыми, очевидными для всех воплощениями проглядывал истинный смысл этого бытия и его высшие ценности. Св. Дионисий Ареопагит так сказал: «Вещи зримые суть символы вещей незримых».

    Стихи и песни А. Харчикова представляют собой поэтический гимн Родине в лучших традициях русской поэзии:

    Ты вешнею порою зеленеешь.

    Ты летом колосишься хлебом спелым.

    Ты осенью от золота светлеешь.

    Ты в зиму серебришься снегом белым.

    На первый взгляд вроде бы непритязательное описание времен года. Вместе с тем оно полно мысли. Стихотворение держится на глаголах зеленеешь - светлеешь, колосишься - серебришься, которые воссоздают динамику жизни родной природы в ее вечном круговороте и наполняют каждую строку значительностью.

    У поэта нет сусально-умильного восприятия родины, ему присущ трезвый и в чем-то суровый взгляд на Россию:

    Русь такую, как есть,

    без восторгов люблю.

    И другой, но чужой мне не надо!

    Беззаветная и поистине жертвенная любовь Александра Харчикова к России мощно и проникновенно воплотилась в его поэзии:

    О, Родина несчастная моя!

    Когда из этой жизни я исчезну,

    Когда добьют и доказнят меня,

    Я в вечной жизни для тебя воскресну!

    О, Родина, Одна Ты у меня!

    У самого высокого порога

    Тебе любовь последнюю храня,

    Просить я буду милости у Бога.

    В своем восприятии России А. Харчиков идейно близок не только к великим русским поэтам, но и к таким представителям русской патриотической социально-философской мысли XIX-XX в. в. как К. Н. Леонтьев, Н. Я. Данилевский, Ф. И. Тютчев, И. А. Ильин, И. Л. Солоневич и ряд других. Видна преемственность творчества А. Харчикова по отношению к этим мыслителям. Причем речь идет не о прямом влиянии, а о внутренней синхронности восприятия, духовной близости. Чисто политические взгляды, конечно, разные, но есть глубинные основания - те чувства и идеи, которые передаются генетически, которые обусловлены русской историей. Для него, как и для лучших русских мыслителей, первостепенное значение имеет государственная, державная идея, неразрывно связанная со всемирной ролью России.

    Имперское сознание, как результат осознания народом своей великодержавной миссии нести миру свои государственные идеи, мощно выражено в таких стихах А. Харчикова, как «Ода Империи», «Солдат Империи», «Виват, Империя» и ряде других:

    Рассвет сменит закат,

    в дыму забвения

    Раздастся клич:

    «Виват! Виват, Империя».

    К новой славе в поход,

    к новым свершениям

    Через могилы вперед. Виват, Империя!

    Российская империя - это не только географическое пространство, хотя ясно, что без территории не будет никакой империи, не только политическая форма государственного устройства, а особый тип цивилизации, имеющий свое духовное пространство. Российская империя как особый тип цивилизации характеризовалась духовным единством, в основе которого лежало Православие. Это единство и в счастье, и в несчастье в основном выдержало испытания веков.

    Ф. И. Тютчев в своем ответе Бисмарку выразил это в следующих строках:

    «Единство, - возвестил

    оракул наших дней, -

    Быть может спаяно железом лишь

    и кровью. »

    Но мы попробуем спаять его любовью,

    А там посмотрим, что прочней.

    Россия росла территориально, присоединяя всё новые и новые земли, расширяясь на Восток, включая в свою государственную орбиту целый ряд народов не путем «железа и крови», а естественным образом, как растет любой живой организм. В результате создался целый мир, который вошел в историю как Российская империя.

    Тютчевским строкам созвучны строки из песни А. Харчикова:

    С великою Степью и Чудью мешаясь,

    Урал и Сибирь покоряя, любя,

    Мы русскими были

    и русскими звались,

    И русскими помнили в Боге себя.

    Бежали вперед наши крепкие кони,

    Несли мы народам любовь, а не страх,

    И в неудержимой суровой погоне

    Рождались и вновь обращалися в прах.

    Своей истории русскому народу стыдиться нечего. Он создал самую великую и самую человечную государственность, развив национальные идеалы справедливого общежития до некой универсальности, внутри которой могли свободно чувствовать себя и все другие народы. Этот универсализм, или «вселенскость», проходит определяющей чертой через всю русскую историю.

    Поэзию А. Харчикова характеризует обостренное чувство русской истории, благодаря которому рождаются поэтические образы, образы-символы. Только человек с метаисторическим чувством может написать: «Мы - русские! Мы - империя! Мы - Византии столпы!». Современный геополитик А. Дугин констатирует: «Печать третьего Рима в душе каждого русского. Это центральная парадигма нашего исторического сознания». Именно этот великий духовный смысл бытия, воспринятый на подсознательном уровне русским народом, дал сильнейший импульс развитию России, превратив ее в одну из величайших мировых империй.

    Не время доспехи сушить,

    На силу ответчица - сила.

    Четвертому Риму не быть,

    Третий - навеки Россия.

    Русская история является самой трагической, но и самой героической историей. С кровью преодолев муки рождения социализма, Россия реализовала грандиозный проект нового социального строя, основанного на началах справедливости, и стала великим и могучим Советским Союзом.

    Как бы ни пытались извратить и исказить советский период русской истории, не сотрется из памяти великое прошлое:

    Как единый могучий Советский Союз

    Вырастал исполином на горе врагам,

    И бесчестья не знала великая Русь,

    И не кланялась

    западным лживым богам.

    В кровавых битвах Великой Отечественной войны была защищена свобода и независимость советской родины, а Советский Союз вышел из тяжелейших испытаний еще более могущественным.

    Советский Союз - наш Отеческий дом.

    В нем - наша любовь,

    наша молодость - в нем!

    В нем - братство, скрепленное кровью,

    В нем - светлая память Героев.

    Но. дом, построенный на песке, не устоит. Господь сказал: «Без меня не можете творить ничего». Советский Союз был продан и предан, сдан внешним и внутренним врагам. Совершилась великая геополитическая катастрофа XX века.

    Народу настойчиво внушается мысль о том, что имперское величие России в прошлом, что все империи рано или поздно распадаются, пришел черед и России. Нужно отказаться от своих имперских амбиций и жить как остальной «цивилизованный» мир - демократически. Но не получается. Вместо демократического процветания в Российской Федерации социально-демографическая катастрофа, вымирание русского народа. А если не будет русского народа - не будет и России:

    И все же, и все же, мой брат,

    Мы будем и мертвыми живы,

    И будет, и будет жива

    Имперская слава России!

    Имперская идея и имперское сознание не исчезли, они сохраняются в душах:

    И навсегда, навсегда, навсегда

    Наша Империя с нами,

    И никогда, никогда, никогда

    Россы не будут рабами!

    Идея империи - эта та идея, которая может быть противопоставлена разрушительным идеям либеральной демократии и стать знаковым символом возрождения русской государственности.

    Другая тема, лейтмотивом проходящая через русскую патриотическую мысль, - это идейная борьба с разрушительной для России либеральной демократией. Еще Ф. И. Тютчев писал:

    Напрасный труд -

    нет, их не вразумишь,

    Чем либеральней, тем они пошлее.

    Цивилизация для них фетиш,

    Но недоступна им ее идея.

    Либеральное мировоззрение максимально снижает смысл бытия, насаждая индивидуализм и культ потребления. Русский народ был великим, когда решал великие задачи, следовал великим идеалам.

    Либерализм в действии народ испытывает на себе. В песнях А. Харчикова в острой экспрессивной форме показана антинародная и антинациональная суть либерализма:

    Кто Союз развалил и слезами залил?

    Кто моря русской крови

    повсюду пролил?

    Кто нам горе принес

    и словесный понос?

    - Это либерализм!

    Для русских мыслителей XIX - первой половины XX в. либерализм был учением, основные идеи которого в принципе противоречили органическим основам русской жизни и государственности. Но в то время либералы еще не были в полной мере допущены к государственной власти, а когда они все-таки ее добились, то известен конец - Февраль 1917 г. сменился Октябрем 1917 г. Для поэта, живущего в условиях реализации либеральных идей во всех сферах жизни, либерализм воспринимается уже не как учение, а как нарицательное имя «всей гнуси и мрази, вошедших во власть вместе с ее антинародными, разрушительными реформами». Встает вопрос: а откуда берется вся эта «гнусь и мразь». Её, что, десантировали в Россию? Или же это уродливый продукт, взошедший на русской почве?

    В России есть удивительный феномен, его можно назвать феноменом Чаадаева, который в своих «Философических письмах», преклоняясь перед Западом, во всеуслышание заявлял, что Россия не только отстала от Европы, но и являет собой нравственный и умственный пробел в истории человечества. Причиной отставания было объявлено Православие - наследие «растленной» и «безвольной» Византии. Крайним выражением русоненавистнических взглядов в XIX в. можно считать стихи В. С. Печерина, поэта и философа, эмигрировавшего на Запад и ставшего там иезуитом:

    Как сладостно отчизну ненавидеть!

    И жадно ждать ее уничтожения.

    Представители патриотической мысли до конца своей жизни находились в непримиримом антагонизме и непрестанной борьбе с теми, кто испытывал «презрительную и тупую ненависть к всему русскому», т. е. с либерально-демократической интеллигенцией.

    Главной разрушительной силой в России была и есть так называемая интеллигенция как либерально-демократического, так и революционно-демократического толка. Но если у революционно-демократической интеллигенции были идеи, то либерально-демократическая интеллигенция была готова продаваться и продавалась любой власти, лишь бы ее старания были хорошо оплачены. Прав был В. И. Ленин, когда называл интеллигенцию не мозгом нации, а «г. м». Она именует себя «совестью нации», таковой не являясь:

    Велеречивый чистоплюй,

    Властей угодливый холуй,

    «Демократический» агент. -

    Паршивый пес «интеллигент».

    Вообще-то не стоило бы сравнивать интеллигента со псом, даже паршивые псы могут сохранять и верность, и собачью честь, чего не скажешь о «совести нации». Поэт пытается выразить те чувства, которые интеллигенты вызывают. Ненависть? Да, ненависть, поскольку результатом их деяний стало разрушение страны и потоки крови и слез. Но не только ненависть. Ненавидеть можно людей, достойных ненависти. А этих? В далеко не поэтической форме А. Харчиков показывает, что «гнусные моральные уродцы», которые казнят и убивают Родину, могут вызывать лишь омерзение. Хорошо известны имена тех писателей, историков и так называемых деятелей культуры, которые при советской власти были святее папы римского в своих коммунистических убеждениях, добивались всех мыслимых и немыслимых наград, а затем, при смене власти, с каким-то иррациональным остервенением разрушали страну и оплевывали ее историю. Свободы при «тоталитарном» режиме им не хватало. Получили полную свободу для творчества, но результатов этого творчества не видно, полнейшая творческая импотенция. Прав был пушкинский Сальери, когда размышлял о том, что гений и злодейство несовместны. Дьявол, как известно, является обезьяной Бога, и сам ничего творить не может.

    Мы - русские!

    Тот истинно русский

    на Русской земле,

    Кто быть за неё сам себе повелел.

    России вовеки достоин лишь тот,

    Кто в бой за Россию идёт!

    Самый сокровенный смысл поэзии А. Харчикова выражается через глубочайшие интонации, в которых воспроизведены архетипы русского национального самосознания.

    Начало России как особого мира заключалось в глубокой и мощной способности подчинять частные, индивидуалистические интересы и стремления высшим интересам и стремлениям целого, общего, всенародного. Единство народов России, спаянное любовью, выражалось также и в том, что представители самых разных народов считали себя русскими. Только одна нация и только одно вероисповедание обозначается не существительным, а прилагательным: «русский», «православный». Глубинные структуры языка выражают подлинную сущность, а именно то, что человек любой национальности, для которого Россия - отчий дом, может быть русским. Русскими себя считали и были ими выдающиеся военные и политические деятели, строители и защитники нашего общего русского дома - В. Беринг,

    П. Багратион, И. В. Сталин, оставаясь при этом грузинами, армянами, немцами. Это пронзительное чувство русскости высвечено в песне А. Харчикова «Будь русским!»:

    Мы - Русские люди, у отчих могил

    Врагов о пощаде не просим!

    «Я - Русский!» -

    всегда о себе говорил

    Стальной Император Иосиф.

    Исторически родной стихией русского народа была стихия победы, ковавшейся в условиях казалось бы полного разгрома. Стихия победы - это стихия воли и героизма, вечного стремления к высшим смыслам, наполненная небывалым напряжением Духа, в котором слиты воедино мысль и действие. Воинско-героический дух выражает древнейший сакральный тип русского богатыря. Недаром выдающийся художник С. Бочаров изобразил А. Харчикова в доспехах русского воина XIV в.

    Воинско-героический дух выражается в чести и верности, в готовности к подвигу и жертве. Наверное, поэтому А. Харчиков столь бескомпромиссен. Его поэзия - это поэзия борьбы и человеческого подвига:

    Подняться за Русь -

    это лучший исход!

    Сражаться за Правду -

    вот избранный путь!

    Наш бой - до Победы!

    Наш лозунг - Вперед!

    Наш долг - для потомков

    Россию вернуть!

    Народ как сверхиндивидуальное целое включает в себя и людей, живших десятки и сотни лет назад, поскольку их верования и действия определяют наш сегодняшний день.

    Через песни А. Харчикова говорят с нами наши великие предки - и Александр Невский, и Сергий Радонежский, и Димитрий Донской, и многие-многие подвижники, трудами которых была создана Россия, великие русские полководцы и безымянные русские солдаты, положившие свои души за родину, имена которых знает Господь.

    Песни А. Харчикова помогают многим вспомнить, если уже позабыли, что наш народ - один из величайших народов в истории, восстановить попранное национальное самосознание. Нужно никогда не забывать, что любое очернение национальной истории приводит к одному и тому же - деградации народа и историческому небытию. И это тем более важно в наше время, когда осуществляется операция по глобальной мутации духа русского народа: либералы через подконтрольные им СМИ и систему образования пытаются сломать русскую душу, привить комплекс неполноценности, опошлить и оболгать нашу историю. И тут вспоминается «Апокалипсис нашего времени» В. В. Розанова, который в 1918 г. вопрошал: «От чего мы погибаем?» И отвечал: «От недостатка уважения к себе».

    А. Харчиков своей жизнью и творчеством восстанавливает чувство самоуважения. В его песнях звучит призыв к каждому из нас осознать то великое сокровище, которым мы обладаем как наследники русской истории, то огромное культурное богатство, которое сокровенно таится в недрах русского духа, и сделать свой выбор: жить по-русски, или пуститься в погоню за фальшивыми благами «общества потребления». Дьявол ведь расплачивается угольками. Стяжательство, безбожие, нравственная распущенность и аморализм, небрежение и презрение ко всему исконно родимому и святому - все это должно стать совершенно чуждым душе русского человека, если он действительно хочет видеть Россию воскресшей как Феникс из пепла и возрожденной к новой жизни.

    Творчество А. Харчикова несмотря на всю внешнюю простоту - элитарно. Элитарно не в том расхожем смысле, что доступно для понимания лишь избранным эстетам, а в том смысле, что адресовано людям, у которых, по словам самого поэта, «есть воля, у кого не в ломбарде совесть, честь и душа».

    Творческий дар А. Харчикова - это дар, предопределенный ему свыше. Такое избранничество не столько привилегия, сколько тяжелейшее послушание, тяжкий крест. требующий от избранного аскетического подвига - сознательного следования своему пути. Сам Александр Харчиков это хорошо понимает:

    Я на своем горбу тащу Россию,

    Ей вздох за вздохом душу отдаю.

    Она рыдает в горе и бессилье,

    Посыпав пеплом голову свою.

    Со мною ты, несчастная Россия,

    В сиянии тернового венца.

    И я тебя не брошу, не покину

    До самого последнего конца.

    «Буди верен даже до смерти, и дам ти венец живота», - сказано в Апокалипсисе. (2,10-11)

    Такие люди, как Александр Анатольевич Харчиков, составляют национальное достояние русского народа. Это не оценка, а просто констатация факта. Масштабы личности определяют масштабы творчества.

    Поэтическое творчество с необходимостью требует предельного напряжения всех без исключения человеческих сил в их единстве, в том числе и собственно телесных сил. Характеризуя эту сторону творчества, Н. Заболоцкий писал: «Поэт работает всем своим существом одновременно - разумом, сердцем, душою, мускулами. Он работает всем организмом». Александр Харчиков отдает свою жизнь, свои нервы, свое здоровье, свою душу служению России, буквально сжигая себя. Его характеризует необычайная целеустремленность, подчиненность всей жизни поставленной перед собой цели:

    Меня никто не понукал на старт,

    И дай мне Бог у финиша-заката

    Услышать о себе: «Он - русский бард

    И патриот». - Мне большего не надо!

    А. Харчиков предельно искренен, когда пишет о том, что готов отдать все ради отчизны. Искренность подтверждена его жизнью:

    Ничего не надо мне, ничего

    Кроме гордой

    и несломленной Родины -

    Той, которую орда не брала,

    Я отдал бы все, что есть у меня!

    Личность поэта способна не менее сильно воздействовать на людей, чем его творчество. Коренное свойство личности А. Харчикова состоит в органичном слиянии ума и сердца, воли и действия, устремленности к истине и нравственного пафоса. Его гений проявляется не в совершенстве формы его стихов, не в вокальных данных, не в рифмах и ритмах, а в выражении русского национального духа и в творчестве, и в личности.

    Про исполнение песен А. Харчикова можно сказать словами святителя Феофана Затворника: «Звук слова поражает слух, мысль занимает душу, а невидимая, сокровенная в нем энергия касается духа». Через стихи и песни Александра Анатольевича Харчикова излучается духовная энергия. Он мужественный человек. Именно такое мужество великий философ Платон называл благородной яростью духа. Это дух жизни, это воля, действия, направленные к высшей цели - спасению России:

    Орда ее заполоняла,

    Тевтоны грабили без меры,

    Но Русь из пепла восставала

    Душой, Надеждою и Верой.

    Звучат из тьмы веков седых

    И отзываются в живых

    Слова: кто к нам с мечом придет,

    Тот от меча и пропадет!

    Не в силе Бог, а в Правде Бог -

     



  • На главную
     
    [© 2015 Как избавиться от ложной импотенции